Замена стороны в исполнительном производстве – порядок и особенности

ВС определил, что процессуальное правопреемство не исключает взаимозачета требований

Верховный Суд вынес Определение № 71-КГ17-23, в котором указал, что процессуальное правопреемство при взаимовыданных исполнительных листах не исключает зачета требований.

12 октября 2016 г. судом был выдан исполнительный лист Н. о взыскании с Б. денежных средств на сумму 130 тыс. руб., а Б. – исполнительный лист о взыскании с Н. денежных средств в размере 1 млн руб.

14 ноября 2016 г. Б. и Г. заключили договор уступки права требования, согласно которому последняя получала права требования, установленные решением суда от 12 октября

2016 г. Договор предусматривал, что права требования переходят к цессионарию в объеме, существовавшем на дату заключения договора цессии, включая право требования возврата основного долга, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов на оплату услуг представителя и расходов на оплату государственной пошлины.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление о замене стороны в порядке процессуального правопреемства. Он исходил из того, что право на замену стороны в исполнительном производстве на правопреемника предусмотрено законом и может быть реализовано при отсутствии законодательных или договорных ограничений.

Однако суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что определением нижестоящего суда нарушено право Н. на проведение зачета встречных однородных требований в рамках исполнительного производства и на уменьшение размера ее долга, подлежащего выплате в пользу Б. Кроме того, судебная коллегия указала, что поскольку Б. является не только взыскателем Н., но и ее должником, то уступка Б. права требования к Н. в пользу третьего лица без одновременного погашения имеющегося долга перед Н. свидетельствует о недобросовестности данных действий и очевидно нарушает права последней на исполнение судебного решения путем частичного зачета встречных однородных требований.

Не согласившись с выводами суда, Г. обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пояснила, что на основании п. 1 ч. 2 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель производит замену стороны исполнительного производства, в том числе на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих выбытие стороны исполнительного производства. Раз 12 октября 2016 г. судом установлено, что Б. выдан исполнительный лист о взыскании с Н. 1 млн руб., то замена взыскателя в исполнительном производстве не влияет на возможность взыскания Н. с Б. денежных средств в рамках другого исполнительного производства, а неисполнение последним вступившего в законную силу решения суда в части выплаты Н. денежных средств само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве.

Верховный Суд указал, что суд апелляционной инстанции также не учел, что возможность зачета при уступке требования предусмотрена положениями ст. 412 ГК РФ, в соответствии с которыми в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Суд сослался на ст. 410 ГК РФ, согласно которой обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны. ВС указал, что по смыслу приведенного положения закона зачет возможен только при наличии соответствующего заявления одной из сторон, между тем при рассмотрении настоящего дела суд не проверил, имеется ли такое заявление.

Таким образом, Верховный Суд определил отменить решение апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Ингодинского филиала КА Забайкальского края Виталий Воложанин, говоря о значимости определения, отметил, что Верховный Суд как высшая судебная инстанция не допустил нарушения норм действующего законодательства и устранил судебную ошибку суда апелляционной инстанции. «Главное, что восстановлены нарушенные права участников гражданского судопроизводства, решение признано незаконным и направлено на новое рассмотрение», – пояснил он.

Эксперт отметил, что данное определение имеет практическое значение, так как в нем разъясняется порядок соблюдения норм права в части разрешения требований о процессуальном правопреемстве, касающихся уступки требования (цессии), а также применения положений ст. 412 ГК РФ в части возможности зачета при уступке требования.

Адвокат АБ КИАП Дмитрий Калиниченко также назвал решение Суда достаточно ценным в практическом смысле. «Как известно, процессуальное правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, в том числе на стадии исполнительного производства. При этом действующее законодательство (ст. 388 ГК РФ) предусматривает закрытый перечень оснований, когда уступка требований по обязательству не допускается. Из положений Гражданского кодекса следует, что возможность уступки требования не ставится в зависимость от того, является ли уступаемое требование бесспорным, обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником», – пояснил эксперт.

Читайте также:
Кого и почему будут штрафовать за переводы с карты на карту

Дмитрий Калиниченко считает, что ВС РФ сделал два важных вывода, указывающих, что неисполнение должником до уступки права требования вступившего в законную силу решения суда в части выплаты взыскателю денежных средств само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве, а также что в случае уступки права требования должник может зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. «Таким образом, – отмечает эксперт, – можно сделать вывод, что уступка прав требования может быть осуществлена на любой стадии гражданского судопроизводства вне зависимости от процесса реализации права взыскателя на зачет встречных однородных требований».

Адвокат АП Хабаровского края Алексей Гордейчик сообщил, что суд апелляционной инстанции, разрешая подобный «неординарный» случай, который, собственно, не должен был возникнуть на практике, исходя из очевидной необходимости производства зачета встречных требований, еще при вынесении решения по делу применил традиционную для правосознания отечественного правоприменителя конструкцию – ст. 10, 168 ГК РФ. «Именно через ссылки на эти положения закона рассматриваются споры, в которых потерпевший сталкивается с явным злоупотреблением процессуальным правом со стороны оппонента, в том числе в вопросах, связанных с выводом прав требования через соглашения цессии», – указал адвокат.

Он добавил, что в этой связи позиция апелляции с точки зрения процессуального законодательства более понятна, чем доводы кассации. «Ссылка Верховного Суда на положения ст. 412 ГК РФ о праве должника зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору противоречит принципу общеобязательности судебных актов, правовой природе процессуального правопреемства и традиционной судебной практике. В соответствии с ней после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, такое лицо может реализовать это право только посредством встречного иска, что предполагает утрату права на прекращение обязательств путем одностороннего внесудебного заявления о зачете», – пояснил Алексей Гордейчик.

Адвокат посчитал, что, поскольку в данном случае зачет по результатам рассмотрения дела произведен не был, сомнительно, что право на него могло вновь возникнуть при последующем выбытии одной из сторон материальных отношений. «Само по себе анализируемое определение принято в развитие правовой позиции, изложенной в известном и чрезвычайно спорном с точки зрения содержания мотивировочной части Определении ВС РФ от 15 июня 2015 г. № 307-ЭС15-1559, принятом несколько по иному корпусу юридических фактов, явно свидетельствовавших, в отличие от данного казуса, в пользу вывода о шикане», – указал эксперт.

Алексей Гордейчик высказал сожаление о том, что высшая инстанция в обоих случаях не задалась вопросом, почему судебный акт о взыскании денежных средств, предполагающий в своей материальной основе в качестве способа прекращения обязательств надлежащее исполнение, может быть односторонне изменен стороной спора на прекращение обязательств зачетом вне соответствующего судебного контроля, которому в процессуальном законе соответствуют положения ст. 203 ГПК РФ об изменении способа исполнения решения суда.

Замена стороны в исполнительном производстве – порядок и особенности

Общее понятие сторон в исполнительном производстве. Сторонами исполнительного производства являются взыскатель и должник. Взыскателем в соответствии с п. 3 ст. 49 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (в ред. от 30.12.2008 N 306-ФЗ; далее – Закон) может быть гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ, т.е. лицо, обладающее правом получения материального удовлетворения, закрепленного в исполнительном документе. Взыскатель является носителем субъективного права, которое подтверждено судебным актом (или документом иного органа).

В соответствии с п. 4 ст. 49 Закона должником является гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения. И в этой части Закон необоснованно суживает круг обязанных субъектов. Если следовать логике законодателя, то принудительно нельзя взыскать с таких субъектов, как иностранный гражданин, лицо без гражданства, государство, муниципальное образование, субъект Федерации, потребительский кооператив, поскольку их статус как должников в Законе не предусмотрен.

Читайте также:
Автокредит: плюсы и минусы, сравнение с другими кредитами

При определении понятия сторон в исполнительном производстве необходимо иметь в виду, что взыскатель и должник не тождественны истцу и ответчику в гражданском или в арбитражном процессе. Истец становится взыскателем, а ответчик должником только при удовлетворении судом требований истца. В противном случае, при понесении ответчиком судебных расходов или удовлетворении судом его встречных требований к истцу, стороны в исполнительном производстве меняются местами: взыскателем становится ответчик, а должником – истец. Кроме того, нельзя сравнивать истца и взыскателя, с одной стороны, и должника и ответчика, с другой стороны, на том основании, что в исполнительном производстве могут быть взыскателем и должником не только лица, участвующие в гражданском или арбитражном процессе, но и иные лица, в отношении которых или в пользу которых судебный пристав-исполнитель осуществляет исполнение исполнительных документов.

Взыскатель и должник как правовые категории появляются не после вынесения судебного либо иного акта, налагающего имущественные обязанности, а только после возбуждения исполнительного производства.

В одном исполнительном производстве могут участвовать одновременно несколько должников и (или) несколько взыскателей. В этом случае говорится о соучастии сторон в исполнительном производстве. Каждый из соучастников сохраняет свою правовую самостоятельность и действует в исполнительном процессе самостоятельно, но также может поручить свое участие в исполнительном производстве другому соучастнику. Наличие такого представителя не препятствует другим взыскателям и должникам самостоятельно осуществлять свои права и исполнять обязанности в исполнительном производстве.

Правоспособность и дееспособность сторон. В соответствии с общим положением о гражданской правоспособности и дееспособности граждане по достижении 18 лет становятся полностью дееспособными и могут осуществлять свои права и исполнять обязанности самостоятельно или через своих представителей. Несовершеннолетний, достигший 14 лет, может самостоятельно осуществлять права и исполнять обязанности в исполнительном производстве в случае объявления его полностью дееспособным. Гражданин, не достигший 18 лет, приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме с вступлением в брак и может самостоятельно (или через представителя) участвовать в исполнительном производстве.

Несовершеннолетние граждане в возрасте от 14 до 16 лет обладают частичной гражданской дееспособностью, осуществляют свои права и исполняют обязанности в исполнительном производстве в присутствии или с письменного согласия законного представителя или органа опеки и попечительства. Несовершеннолетние от 16 до 18 лет осуществляют свои права и исполняют обязанности самостоятельно, хотя судебный пристав может по своему усмотрению привлечь для участия в исполнительном производстве законного представителя или орган опеки и попечительства. Из этого видно, что законодатель снизил возраст полной дееспособности сторон в исполнительном производстве с 18 до 16 лет.

Права и обязанности сторон. Стороны в исполнительном производстве имеют как права, так и обязанности, которые можно разделить на две группы: общие права и обязанности для обеих сторон и специальные права и обязанности, установленные только для взыскателя или только для должника. Общие права сторон закреплены в п. 1 ст. 50 Закона: знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии; представлять дополнительные материалы; заявлять ходатайства; участвовать в совершении исполнительных действий; давать устные и письменные объяснения в процессе исполнительных действий; возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в исполнительном производстве; заявлять отводы, обжаловать действия (бездействие) и постановления судебного пристава-исполнителя; заключать мировое соглашение; просить об отложении, приостановлении или прекращении исполнительного производства; ходатайствовать об отсрочке, рассрочке, изменении способа и порядка исполнения предписаний учредительных документов.

Специальные права не содержатся в какой-либо одной норме Закона. К специальным правам взыскателя следует отнести право просить судебного пристава-исполнителя о немедленном наложении ареста на имущество и денежные средства должника; право получить информацию, где находится исполнительный документ в данный момент (поскольку судебный пристав-исполнитель обязан извещать взыскателя о передаче исполнительного документа другому судебному приставу-исполнителю); право обращаться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа к взысканию; право требовать от должника возмещения расходов по его розыску; право получать от налоговых органов информацию о наличии у должника вкладов на счетах в банках и иных кредитных организациях в соответствии с Приказом МНС России от 23.01.2003 N БГ-3-28/23 “Об утверждении Порядка предоставления налоговыми органами информации взыскателю”; право отказаться от взыскания; право отказаться от получения предметов, которые взыскателю должен передать должник на основании исполнительного документа.

Читайте также:
Снятие обременения по ипотеке: документы и порядок

К специальным правам должника относятся право в течение 5 дней после возбуждения исполнительного производства добровольно исполнить возложенную на него исполнительным документом обязанность; право (только у должника-гражданина) сохранить от взыскания определенное имущество, необходимое для поддержания жизнедеятельности должника и состоящих на его иждивении лиц (ст. 446 ГПК РФ); право указать судебному приставу-исполнителю в ходе описи и ареста имущества те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь (хотя окончательная очередность обращения взыскания определяется судебным приставом-исполнителем); право обратиться в суд с заявлением об отмене ареста имущества.

Что касается обязанностей, то в п. 2 ст. 50 Закона конкретные общие или индивидуальные обязанности не закреплены. Анализ действующего законодательства об исполнительном производстве позволяет сделать вывод о том, что, поскольку основным обязанным лицом в исполнительном производстве является должник, он и несет большую часть обязанностей, предусмотренных для сторон.

Главной обязанностью должника является надлежащее выполнение требований исполнительного документа в добровольном порядке. Согласно ст. 112 Закона с должника, не исполнившего добровольно исполнительный документ в установленный судебным приставом-исполнителем срок (без уважительных причин), взыскивается исполнительский сбор в размере 7% от взыскиваемой суммы или стоимости взыскиваемого имущества.

По исполнительным документам неимущественного характера в случае неисполнения требований с должника-гражданина взыскивается дополнительно 500 руб., а с организации – 5000 руб. Кроме того, в соответствии со ст. 113 Закона неисполнение без уважительных причин требований неимущественного характера влечет наложение на должника штрафа (помимо взыскания исполнительского сбора).

Другой важной обязанностью должника является предоставление судебному приставу-исполнителю по его требованию достоверной информации о своих доходах и о месте их получения и извещение судебного пристава-исполнителя об изменении места работы или места жительства. В обязанности должника в соответствии со ст. 117 Закона также входит возмещение расходов по совершению исполнительных действий.

Правопреемство в исполнительном производстве. В исполнительном производстве, так же как и в гражданском и арбитражном процессе, существует институт правопреемства. Правопреемству посвящена ст. 52 Закона. Суть данного института заключается в том, что в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену правопредшественника правопреемником.

Основаниями правопреемства являются:

1) универсальное правопреемство в результате смерти стороны (должника или взыскателя) – физического лица. В этом случае правопреемником выступает наследник такого физического лица в порядке, установленном частью третьей Гражданского кодекса РФ;

2) реорганизация юридического лица в любой форме. Ликвидация юридического лица в случае невозможности правопреемства влечет прекращение исполнительного производства. Реорганизация может происходить в форме слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. В любом из этих случаев права и обязанности реорганизуемого юридического лица в соответствии с законом переходят к его правопреемнику;

3) договор цессии (уступка права требования), а также перевод долга. Эти правоотношения регулируются главой 24 ГК РФ. Уступка права требования предполагает, что первоначальный кредитор (в исполнительном производстве – взыскатель) передает право требования на основании гражданско-правового договора другому лицу, а сам выбывает из числа субъектов исполнительных правоотношений. Новый взыскатель приобретает все права в полном объеме. При заключении договора цессии согласия противоположной стороны (должника) не требуется, однако взыскатель обязан известить в письменной форме должника о произошедшей замене. При отсутствии такого уведомления должник имеет право продолжать исполнение прежнему взыскателю.

При переводе долга, наоборот, изменяется должник. Новый должник приобретает без изменений права и обязанности старого должника, который выбывает из исполнительного производства. Однако при переводе долга обязательно предварительное согласие взыскателя. Новый должник становится обязанным перед взыскателем в части неисполненных требований;

4) иные основания, предусмотренные законодательством, перечень которых является открытым.

Однако необходимо учитывать, что независимо от основания правопреемство в материальном праве является первичным. Только на основании материального правопреемства происходит правопреемство в исполнительном производстве.

В случае выбытия одной из сторон по указанным выше причинам судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта или акта другого органа обязан своим постановлением произвести замену этой стороны ее правопреемником. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для стороны, которую он заменил. Характерной чертой правопреемства в исполнительном производстве является то, что судебный пристав-исполнитель самостоятельно не вправе определить правопреемника (как это сделал бы суд в гражданском процессе): в исполнительном производстве правопреемника также определяет суд, арбитражный суд, орган или должностное лицо, выдавшие исполнительный документ.

Читайте также:
Что будет, если не платить кредит долгое время: ответственность

Только на основании актов вышеупомянутых органов (лиц) судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление о замене выбывшей стороны. Данное положение Закона затягивает и затрудняет процесс исполнения требований исполнительных документов. Если произошло правопреемство в материальных правоотношениях, необходимо дать полномочия судебному приставу-исполнителю самостоятельно определять правопреемника и совершать замену выбывшей стороны. Для этого правопреемник должен представить судебному приставу-исполнителю доказательства, подтверждающие правопреемство в материальных правоотношениях.

Помощник прокурора г.Муравленко
П.С. Гаврилов

НТВП “Кедр – Консультант”

Подписка на обзоры и консультационные материалы.
Услуги

О замене стороны исполнительного производства при взыскании долга в случае, когда должник был реорганизован (путем слияния с третьей организацией).

Вопрос:

Организация «А» имеет задолженность по удержанным, но не перечисленным членским профсоюзным взносам организации «Б». Есть положительное решение суда в пользу организации «Б». Но к моменту взыскания долга организация «А» реорганизована (путем слияния с организацией «В». Организация «В» в добровольном порядке отказывается возместить эту задолженность.

Есть ли ограничение по сроку взыскания этой задолженности с организации «В» или в этом случае применяется обычный срок в три года? С какой даты в этом случае начинается отсчет и обязана ли организация «В» выдать новый акт сверки расчетов, чтобы подтвердить эту задолженность для формирования документов в суд.

Ответ:

В соответствии со ст. 52 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” судебный пристав-исполнитель производит замену стороны исполнительного производства на основании судебного акта о замене стороны исполнительного производства правопреемником по исполнительному документу, выданному на основании судебного акта или являющегося судебным актом.

ст. 52, Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 29.06.2015) “Об исполнительном производстве”

В случае реорганизации должника, являющегося стороной исполнительного производства, заинтересованному лицу для осуществления замены выбывшей стороны необходимо обратиться с заявлением о процессуальном правопреемстве в арбитражный суд. Судебный пристав-исполнитель не вправе самостоятельно производить замену стороны в исполнительном производстве, возбужденном на основании исполнительного листа, выданного арбитражным судом.

В соответствии со ст.321 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исполнительный лист может быть предъявлен к исполнению в следующие сроки:

в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу, или со следующего дня после дня принятия судебного акта, подлежащего немедленному исполнению, или со дня окончания срока, установленного при отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта

ст. 321, “Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации” от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 29.06.2015)

Истечение срока на предъявление исполнительного листа к исполнению означает окончание стадии арбитражного процесса – исполнение судебных актов арбитражных судов. Следовательно, у суда отсутствуют правовые основания для осуществления процессуальной замены взыскателя.

Таким образом, срок для обращения в суд о процессуальной замене взыскателя составляет три года с момента вступления первоначального судебного акта в законную силу. В обязанность образованной организации не входит предоставление нового акта сверки расчетов для подтверждения задолженности в суде.

Подборка документов:

Вопрос: На основании вступившего в законную силу решения арбитражного суда общество получило исполнительный лист, который направило для исполнения в службу судебных приставов. После вынесения решения арбитражного суда, но до исполнения судебным приставом-исполнителем исполнительного документа должник был реорганизован. Вправе ли правопреемник обратиться к судебному приставу-исполнителю с заявлением о замене стороны исполнительного производства или правопреемник должен обращаться с таким заявлением в арбитражный суд, принявший судебный акт? (Консультация эксперта, 2011)

Вопрос: Арбитражным судом вынесено решение, в соответствии с которым в пользу организации-истца вынесено решение о взыскании с контрагента суммы задолженности по договору. Выдан исполнительный лист. Впоследствии организация-истец была реорганизована путем присоединения к другой организации, которая в соответствии с передаточным актом является правопреемником организации-истца. Необходимо ли в данном случае обращаться в арбитражный суд для выдачи нового исполнительного листа, в котором указана организация-правопреемник, или судебный пристав-исполнитель может заменить его своим постановлением? (Консультация эксперта, 2012)

Форма: Заявление взыскателя в арбитражный суд о замене выбывшего должника-организации ее правопреемником по исполнительному листу о взыскании денежных сумм (образец заполнения) (“Как исполнить решение суда? Пособие для взыскателя”, “Инфотропик Медиа”, 2013) <КонсультантПлюс>(Форма подготовлена с использованием правовых актов по состоянию на 27.12.2012 год)

Разъяснение дано в рамках услуг “ЛИНИИ КОНСУЛЬТАЦИЙ” консультантом по правовым вопросам ООО НТВП “Кедр-Консультант” Макшаковым Игорем Борисовичем, сентябрь 2015 г.

При подготовке ответа использована СПС КонсультантПлюс.

Мировое соглашение в исполнительном производстве

Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит ряд юридических механизмов, позволяющих достигать целей исполнительного производства. Одним из таких механизмов является мировое соглашение сторон исполнительного производства.

На страницах данного сайта мы уже писали о примирении сторон в уголовном производстве и о мировом соглашении по гражданскому делу. В продолжение данной темы рассмотрим такой вопрос, как “Взыскатель и должник: мировое соглашение в исполнительном производстве”.

В настоящее время одной из проблем, стоящих перед взыскателями по исполнительным документам, является полнота и своевременность исполнения судебных решений. В первую очередь это касается обращения к принудительному взысканию тех судебных актов, которые содержат резолюции об удовлетворении имущественных претензий.

Работа судебных приставов в рамках исполнительных производств о взыскании имущественных задолженностей в пользу граждан и организаций находится, мягко говоря, не на должном уровне. Конечно, этому способствуют и объективные причины. Среди этих причин можно, в частности, выделить низкий уровень доходов наших граждан. Их размер может растянуть исполнительное производство на десятилетия. Сюда же можно отнести уровень правосознания большинства наших соотечественников, которые не считают необходимым в добровольном порядке погашать задолженности, возложенные на них судебными решениями.

Однако и здесь есть выход. Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит ряд юридических механизмов, позволяющих достигать целей исполнительного производства не смотря на негативное влияние описанных факторов. Одним из таких механизмов является мировое соглашение сторон исполнительного производства. Другое дело, что об этом механизме многие, даже сами судебные приставы-исполнители, не знают.

Поэтому постараемся разобраться в этом вопросе.

Прежде всего, необходимо отметить, что согласно части 1 статьи 50 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» до окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке.

В соответствии с ч. 2 ст. 439 Гражданского процессуального кодекса РФ при заключении между взыскателем и должником такого мирового соглашения применяются правила, предусмотренные ст. 173 ГПК РФ. Порядок заключения мирового соглашения, предусмотренный данной статьей, рассмотрен нами выше.

Однако на практике, реализация данных положений действующего законодательства вызывает много вопросов.

Дело в том, что некоторые особенности заключения и утверждения мирового соглашения между должником взыскателем не отражены ни в Федеральном законе «Об исполнительном производстве», ни в Гражданском процессуальном кодексе РФ.

Так, например, нигде не сказано, кто (должник, взыскатель или судебный пристав-исполнитель) может обратиться в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения, каким процессуальным документом должно осуществляться возбуждение производства об утверждении мирового соглашения, каков порядок рассмотрения заявления, какой процессуальный документ должен составить суд по результатам рассмотрения заявления (постановление, определение либо решение).

Как представляется, в данном случае необходимо руководствоваться рекомендациями, представленными в некоторых научных источниках.

Авторы одного из Комментариев к Гражданскому процессуальному кодексу РФ предлагают следующий порядок заключения и утверждения мирового соглашения на стадии исполнительного производства:

  • возбуждение производства по утверждению мирового соглашения между взыскателем и должником в суде должно возбуждаться заявлением (а не исковым заявлением или ходатайством);
  • правом на обращение в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения должны обладать только взыскатель и должник. Они вправе подать в суд и одно совместное заявление об утверждении мирового соглашения;
  • к заявлению необходимо приложить копию исполнительного документа и справку судебного пристава-исполнителя, из которой было бы видно, что исполнительный лист предъявлен к исполнению и находится у него в производстве;
  • заявление рассматривается судьей единолично, с вызовом взыскателя и должника;
  • мировое соглашение может быть утверждено судом только при соблюдении условий, предусмотренных ч.2 ст.39 ГПК. утверждая мировое соглашение, суд должен прекратить исполнительное производство в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 439;
  • согласно п. 2 ч. 1 ст. 439 и п. 2 ст. 23 ФЗ утверждение судом мирового соглашения между взыскателем и должником является основанием для прекращения исполнительного производства, а не производства по делу, завершенному в суде;

утвердив мировое соглашение, заключенное между взыскателем и должником в стадии исполнительного производства, суд не должен отменять свое решение или иное судебное постановление, на основании которого был выдан исполнительный документ, и прекращать производство по делу. В данном случае положения статей 173 и 220 ГПК не могут применяться, поскольку они регулируют порядок утверждения мирового соглашения между истцом и ответчиком, а не взыскателем и должником. [«Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации» (постатейный). Под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. «Городец», 2007. Комментарий к ст. 439 // СПС Консультант Плюс]

Некоторые практикующие юристы полагают, что мировое соглашение на стадии исполнительного производства может быть выгодно и должнику и взыскателю:

  1. стороны могут договориться о любых условиях и взаимных уступках, не нарушающих права и законные интересы каждой из сторон;
  2. стороны, заключив мировое соглашение, могут ускорить окончание исполнительного производства, при этом:
  3. взыскатель ускоряет момент получения имущества;
  4. должник избавляется от своего статуса и, соответственно, всего, что этот статус влечет – от исполнительских сборов, штрафов, арестов, наложенных на имущество, вызовов к судебному приставу-исполнителю и пр.
  5. снижается размер задолженности при ускорении ее погашения;
  6. долг реструктуризируется;
  7. происходит замена имущественной задолженности принимаемыми на себя должником неимущественными обязанностями, интересующими взыскателя;
  8. происходит замена одного вида задолженности другим (например, долг, определенный судом в ежемесячных платежах, заменяется по взаимной договоренности должником и взыскателем на твердую денежную сумму, или наоборот);
  9. денежная задолженность погашается не посредством передачи финансовых средств, а путем обеспечения имущественной выгоды, например передачей в безвозмездное пользование на определенный (неопределенный) срок имущества (например, в погашение долга можно передать взыскателю на время автомобиль, предоставить место жительства в квартире, место для работы в офисе без взимания арендной платы и т. д.). [См.: Орлов А.П. Мировое соглашение в исполнительном производстве // Советник юриста: http://www.s-yu.ru/articles/2010/3/4940.html]

Однако, на практике ситуация нередко выглядит так: на предложение должника окончить исполнительное производство мировым соглашением взыскатель отвечает, что он на мировое соглашение согласен, но хочет получить весь долг, и незамедлительно. Вполне естественно, что дальнейших предложений такому взыскателю от должника не поступает, так как нет для него выгоды – весь долг судебный пристав-исполнитель и без мирового соглашения взыщет (при этом каждый из должников надеется, что может еще и не получится взыскать).

Именно непонимание и нежелание идти на взаимовыгодные условия является причиной редкого применения положений о мировом соглашении на стадии исполнительного производства.

Если все-таки должник и взыскатель решили обсудить вопрос о возможности заключения мирового соглашения в исполнительном производстве, сведущие в этом вопросе юристы рекомендуют:

  • должнику необходимо соглашаться на заключение мирового соглашения, если сумма долга при этом уменьшается на 15–50% (в зависимости от суммы основного долга, платежеспособности должника и фактической возможности, имеющейся у судебного пристава-исполнителя, обратить взыскание на имущество должника);
  • взыскатель в исполнительном производстве должен соглашаться на заключение мирового соглашения, если срок исполнения исполнительного документа значительно сокращается. Кроме того, принимая решение о возможности прощения части долга, необходимо не затуманивать себе мысли суммой в рублях, а попытаться решить, что эта сумма даст вам при ее использовании. [См.: Орлов А.П. Мировое соглашение в исполнительном производстве // Советник юриста: http://www.s-yu.ru/articles/2010/3/4940.html]

Если все вышесказанное убедило вас в том, что заключение мирового соглашения возможно и на стадии исполнительного производства, и при этом выгодно и должнику и взыскателю, впору рассмотреть вопрос о том, как на практике осуществить задуманное.

Не буду «изобретать велосипед», а обращусь к рекомендациям, которые, на мой взгляд, более наглядно раскрывают тактические особенности решения рассматриваемого вопроса.

Эти рекомендации изложены в статье адвоката Орлова А.П. «Мировое соглашение в исполнительном производстве», опубликованной на страницах интернет-журнала «Советник юриста» (2010, №3).

Приведу их дословно:

«Если стороны согласились такое соглашение заключить, то адвокату не следует направлять их к судебному приставу-исполнителю. Эту должность может замещать человек с разными личностными характеристиками. Если он деловит и умен – это хорошо. Если нет – он все вам испортит. В практике автора были случаи, когда судебный пристав-исполнитель на вопрос должника о возможности погашения части долга и достижении соглашения с взыскателем ответил, что это никак не возможно, гасите, мол, весь долг, а не то сами взыщем и накажем. Сами ничего не взыскали, наказать не смогли, взыскатель остался вообще без причитающихся ему денег, а след должника вовсе простыл где-то на украинской казачьей вольнице. Правило о том, что с Дона выдачи нет, сегодня свою актуальность вовсе не утратило.

Поэтому если адвокату (представляющему интересы взыскателя) уже как-то удалось уговорить должника принести ему в офис хотя бы половину долга (что вполне реально), нужно вызвать к себе взыскателя, составить текст мирового соглашения и дать сторонам на подпись с одновременной передачей денег. Если есть доверенность от взыскателя, можно подписать мировое соглашение самому и получить деньги для последующей передачи доверителю. Получив на руки мировое соглашение, должник, как правило, передает половину долга взыскателю.

И только после того как деньги взыскателем получены, следует составить и направить в суд, выдавший исполнительный лист, заявление об утверждении между сторонами мирового соглашения.

Плюс такой тактики заключается (для представителя взыскателя) в том, что даже если суд по каким-нибудь причинам (а наш самый справедливый суд в мире способен на любые чудачества) мировое соглашение не утвердит, часть долга должником уже будет погашена и при этом никто из участников этого действия не выйдет за рамки правового поля.

Взыскатель сохранит право на взыскание оставшейся части долга. К адвокату никаких претензий со стороны должника не принимается, так как он (адвокат) сделал все по закону: заявление в суд, выдавший исполнительный лист, направил – все претензии к суду, который мировое соглашение не утвердил.

Должник несколько опечалится тем обстоятельством, что добровольно выдал припрятанные на черный день деньги, а взамен прощение части долга не получил. Но права должника при этом не нарушаются, так как он в любом случае несет обязанность погасить задолженность в полном объеме – вот он часть и погасил. А если считает, что его права нарушены, может обжаловать судебное решение в установленном порядке». [Орлов А.П. Мировое соглашение в исполнительном производстве // Советник юриста: http://www.s-yu.ru/articles/2010/3/4940.html]

Остается добавить, что должник и взыскатель могут заключить мировое соглашение через своего представителя. Однако это полномочие представителя, должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представителю стороной исполнительного производства и заверенной нотариально.

Более подробно о примирительных процедурах в уголовном и гражданском процессе вы можете прочитать в книге “Не хотят ли стороны помириться?”

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации – подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Правопреемство в исполнительном производстве

Лариса Сергеевна Есина,
начальник управления оценки и реализации имущества
РУП по оказанию услуг «БелЮрОбеспечение»

Статья 19 Закона об исполнительном производстве урегулировала вопросы правопреемства в исполнительном производстве. Что нужно знать?

1. Замена стороны возможна только в рамках находящегося на исполнении исполнительного производства.

Замену стороны до возбуждения исполнительного производства и после его окончания судебный исполнитель не производит. В случае необходимости замены в период приостановления исполнительного производства вопрос рассматривается после его возобновления.

2. Замена стороны производится по заявлению стороны исполнительного производства либо по инициативе судебного исполнителя.

Заявление о замене стороны исполнительного производства подает взыскатель или должник. Требования к заявлению закрепила ст. 14 Закона об исполнительном производстве. Срок для рассмотрения — 10 рабочих дней.

3. Случаи замены стороны в исполнительном производстве:

Каждый из наследников, принявших наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему имущества. Наследники отвечают по долгам наследодателя солидарно, но только в пределах стоимости перешедшего к ним имущества;

— реорганизация юридического лица.

Реорганизуемое юридическое лицо или орган, принявший решение о его реорганизации, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов. Кредитор, в свою очередь, вправе потребовать прекратить или досрочно исполнить обязательство, должником по которому является это юридическое лицо, и возместить убытки. Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, то вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам перед кредиторами;

— уступка права (требования), перевод долга.

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается;

— другие случаи перемены лиц в обязательствах (например, переход прав кредитора к другому лицу на основании акта законодательства, суброгация, индоссамент);

— изменение фамилии, собственного имени, отчества (если имеется) гражданина или наименования юридического лица.

Для замены стороны достаточно сведений из ЕГР, подтверждающих изменение наименования, либо документов, выданных органами, регистрирующими акты гражданского состояния, и подтверждающих изменение фамилии, собственного имени и (или) отчества физического лица (ИП).

4. Вопрос замены стороны исполнительного производства правопреемником судебный исполнитель рассматривает на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих переход прав и обязанностей от одного лица к другому.

5. Все совершенные судебным исполнителем действия обязательны для исполнения правопреемником в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

Например, сохраняется и обязателен для исполнения арест на имущество должника, наложенный судебным исполнителем до замены стороны-должника на правопреемника.

6. О замене стороны исполнительного производства правопреемником судебный исполнитель выносит постановление, которое является неотъемлемой частью исполнительного документа.

В случае когда замена стороны правопреемником касается только части долга (например, по договору уступки права (требования), перевода долга), судебный исполнитель производит замену выбывшей стороны в части.

Для сведения
Вне исполнительного производства произвести замену может:
— суд в порядке процессуального правопреемства;
— нотариус в отношении юридических лиц в случае изменения наименования либо преобразования юридического лица — стороны исполнительной надписи.

Читайте этот материал в ilex >>
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex

Замена стороны в обязательстве

Вправе ли приставы вести производство в отношении фирмы, носящей другое «имя» в исполнительных документах? Речь идет о случаях переименования компаний в исполнение федерального закона № 99-ФЗ. Анна Мишина нашла судебное решение, содержащее
ответ на поставленный вопрос.

Столь специфическая процедура как замена стороны в обязательстве возникает почти всегда при реорганизации компании. А если же фирмы претерпела менее глобальную реформацию, например, просто сменила название, то такое изменение не может отразиться на выполнении ею своих обязательств. Почему? Потому что фирма не перестала существовать! Казалось бы все просто. Однако, судебным исполнителям и юристам все равно приходится сталкиваться с тем, что некоторые коммерсанты пытаются «увильнуть» от исполнения взятых на себя ранее обязательств, мотивируя это тем, что теперь необходимо производить «перемену лиц в материальном обязательстве» или «замену стороны в исполнительном производстве». Аргументируют бизнесмены свои решения тем, что документы с их «старым» именем, якобы теперь формально не имеют к ним никакого отношения.

Вот пример такого спора: компания изменила свое наименование – привела его в соответствие с требованиями федерального закона от 5 мая 2014 года № 99-ФЗ, после чего стала называться не «открытым», а «публичным» обществом. Все остальные характеристики фирмы остались без изменений. А через полгода в отношении предприятия было возбуждено исполнительное производство для взыскания солидной денежной суммы в пользу одного из ее кредиторов.

Формальное несовпадение

Ознакомившись с бумагами, коммерсанты заявили, что инцидент не имеет к ней никакого отношения, поскольку разбирательство касается предприятия с другим названием! И, поскольку пристав продолжала настаивать на взыскании долга именно с этой организации, свежепоименованная компания решила обратиться в арбитражный суд с иском о признании незаконным постановления о возбуждении исполнительного производства.

Изменение названия фирмы-должника не может помешать открытию исполнительного производства, даже если новое «имя» фирмы отличается от указаного в исполнительном документе.

В зале суда представитель истца еще раз обратил внимание арбитров на несовпадение в названии организации, указанном в исполнительном документе, с фактическим, после чего подал ходатайство о приостановлении исполнительного производства. Однако служители Фемиды требования истца не поддержали. Арбитры пояснили, что в результате переименования юридического лица не происходит его ликвидации, реорганизации или иных изменений, свидетельствующих о необходимости перемены лиц в материальном правоотношении. Соответственно, не нужно решать вопросы о процессуальном правопреемстве или о надлежащем ответчике. Т. е., простое переименование должника не может повлечь необходимость замены стороны в исполнительном производстве (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 июня 2015 г. по делу № А56-27665/2015).

Однако компания-заявитель была не согласна с мнением арбитров и решила обжаловать его в апелляционную инстанцию. В жалобе представитель общества еще раз указал на то, что исполнительное производство возбуждено не в отношении его, а в отношении предприятия, носящего другое «имя». Кроме того, представитель истца пожаловался, что суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении ходатайства о приостановлении исполнительного производства в нарушение статьи 324 и 327 АПК РФ не вынес определение в виде отдельного судебного документа, лишив тем самым заявителя права обжалования судебного акта.

Неопасное нарушение

Но апелляционные арбитры не нашли оснований для отмены решения своих коллег ни по одному из заявленных истцом требований. При этом они согласились с заявителем, признав, что их коллеги действительно нарушили процессуальный порядок, не оформив определение об отказе в приостановлении или прекращении исполнительного производства в виде отдельного документа (а, огласив результат его рассмотрения устно, одновременно с резолютивной частью решения). Однако, подчеркнули судьи, согласно части 3 статьи 270 АПК РФ, нарушение может послужить основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции, только если оно привело к принятию неправильного решения. А раз этого не произошло, то эта оплошность не может служить причиной для отмены обжалуемого судебного акта. При этом сам по себе факт оспаривания постановления о возбуждении исполнительного производства не является безусловным основанием для приостановления этого самого исполнительного производства.

Кроме того, такая остановка влечет затягивание исполнения вступившего в законную силу решения арбитражного суда, нарушения прав и законных интересов взыскателя, а также нарушит баланс интересов сторон в пользу должника.

Обязательства остаются прежними

Что же касается основного – о признании незаконным постановления о возбуждении исполнительного производства, то апелляционные арбитры повторили вывод судей первой инстанции: они объявили об отсутствии совокупности необходимых условий для удовлетворения заявления.

Согласно закону, для признания незаконными оспариваемых ненормативных актов, действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, необходимо установление одновременно двух условий, чтобы такие акты, действия (бездействие) не соответствовали законодательству и нарушали права и законные интересы заявителя (часть 2 статьи 201 АПК РФ).

Факт оспаривания постановления о возбуждении исполнительного производства не является безусловным основанием для приостановления этого самого исполнительного производства.

Из материалов дела следует, что должник переименовался до вынесения судебным приставом оспариваемого постановления. На основании поступившего исполнительного листа о взыскании с него денег возбуждено исполнительное производство. Вместе с тем смена названия – это не реорганизация (судя по содержанию п. 1 ст. 57 ГК РФ), соответственно, при его смене не решается вопрос о правопреемстве, т. к. в результате переименования фирмы не происходит ее ликвидации, реорганизации или иных изменений, свидетельствующих о перемене лиц в материальном правоотношении. Переименование должника по исполнительному производству не означает прекращение его существования или реорганизацию, которые могли бы повлечь замену стороны в исполнительном производстве.

В данном случае произошло изменение только имени компании-должника, при этом место его нахождения, ИНН и ОГРН остались прежними. Более того, смена названия не предусмотрена в качестве основания для окончания исполнительного производства в соответствии с положениями статей 46, 47 Закона № 229-ФЗ.

Возвращаясь к спорному постановлению, арбитры отметили, что оно в полной мере соответствует требованиям законодательства, а также содержанию исполнительного листа. Кроме того, как правильно указал суд первой инстанции, должник не представил доказательств того, каким же образом его права и законные интересы были нарушены постановлением судебного пристава. Отсутствие подобного довода уже само по себе исключает возможность признания оспариваемого постановления недействительным.

Итого: основания для отказа в возбуждении исполнительного производства отсутствовали (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 августа 2015 г. № 13АП-18027/2015 по делу № А56-27665/2015).

Профессиональная пресса для бухгалтера

Для тех, кто не может отказать себе в удовольствии полистать свежий журнал, почитать проверенные экспертами качественно сверстанные статьи. Выбрать журнал >>

Если у Вас есть вопрос – задайте его здесь >>

Мы пишем полезные статьи, чтобы помочь вам разобраться в сложных проблемах бухучета, переводим сложные документы «с чиновничьего на русский». Вы можете помочь нам в этом. Это легко.

*Нажимая кнопку отплатить вы совершаете добровольное пожертвование

Права взыскателя в исполнительном производстве

Основными субъектами правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, являются стороны – взыскатель и должник. При этом взыскатель в федеральном законе №229-ФЗ от 02.10.2007 г. «Об исполнительном производстве» определяется как гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ.

Права и обязанности сторон в исполнительном производстве действующее законодательство условно разделяет на две большие группы: общие и специальные.

Общие права сторон закреплены в статье 50 закона №229-ФЗ. Взыскатель имеет право:

1.​ знакомиться с материалами исполнительного производства, для этого взыскателю необходимо написать заявление на имя старшего судебного пристава с просьбой об ознакомлении с материалами исполнительного производства. Написание данного заявления обусловлено тем, что судебный пристав-исполнитель в соответствии с федеральным законом №118-ФЗ от 21.07.1997 г. «О судебных приставах», не вправе разглашать информацию, ставшую известной ему в связи с исполнением должностных обязанностей – сведения, затрагивающие частную жизнь, честь и достоинство граждан, другую конфиденциальную информацию;

2.​ делать выписки, снимать копии с материалов исполнительного производства (осуществляется собственными техническими средствами);

3.​ представлять дополнительные материалы, имеющие значение для принудительного исполнения требований исполнительного документа;

4.​ заявлять ходатайства;

5.​ участвовать в совершении исполнительных действий;

6.​ давать устные и письменные объяснения в процессе совершения исполнительных действий;

7.​ приводить свои доводы по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства;

8.​ возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в исполнительном производстве;

9.​ заявлять отводы, обжаловать постановления судебного пристава-исполнителя, его действия (бездействие);

10.​ до окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке.

К субъективным правам и обязанностям относятся те права, которые взыскатель имеет при совершении конкретного исполнительного действия. Так, к специальным правам взыскателя следует отнести право просить судебного пристава-исполнителя о немедленном наложении ареста на имущество и денежные средства должника; право получить информацию, где в данный момент находится исполнительный документ (поскольку судебный пристав-исполнитель обязан извещать взыскателя о передаче исполнительного документа другому судебному приставу-исполнителю); право обращаться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа к взысканию; право отказаться от взыскания; право отказаться от получения предметов, которые должен передать должник взыскателю на основании исполнительного документа; право ходатайствовать о розыске должника.

Кроме того, отдельно стоит отметить право взыскателя участвовать в исполнительном производстве лично или через представителя. Личное участие гражданина в исполнительном производстве не лишает его права иметь представителя. Полномочия руководителей организаций и органов, действующих от их имени, подтверждаются представленными ими судебному приставу-исполнителю документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами. Полномочия представителей удостоверяются доверенностью, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом. Полномочия законных представителей граждан подтверждаются представленными ими судебному приставу-исполнителю документами, удостоверяющими их статус.

Также субъективным правом взыскателя является право оставить за собой имущество, нереализованное в течение месяца. Если имущество должника после снижения цены не было реализовано в течение одного месяца, то судебный пристав-исполнитель направляет взыскателю предложение оставить это имущество за собой. Нереализованное имущество должника передается взыскателю по цене на двадцать пять процентов ниже его стоимости, указанной в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника. Если эта цена превышает сумму, подлежащую выплате взыскателю по исполнительному документу, то взыскатель вправе оставить нереализованное имущество за собой при условии одновременной выплаты (перечислении) соответствующей разницы на депозитный счет подразделения судебных приставов. Взыскатель обязан в течение пяти дней со дня получения указанного предложения уведомить в письменной форме судебного пристава-исполнителя о решении оставить нереализованное имущество за собой.

При поступлении заявления о согласии принять нереализованное имущество от нескольких взыскателей, судебный пристав-исполнитель передает нереализованное имущество взыскателям в соответствии с установленной очередностью удовлетворения требований взыскателей, с составлением соответствующего акта передачи имущества взыскателю.

Если сумма, вырученная при реализации заложенного имущества, недостаточна для покрытия требования залогодержателя, он имеет право, при отсутствии иного указания в законе или договоре, получить недостающую сумму из прочего имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге.

Кроме того, взыскатель вправе получить исполнительный лист на руки и предъявить его непосредственно в банк (при взыскании денежных сумм и наличии сведений о счетах должника) для исполнения, минуя службу судебных приставов (п. 1 ст. 8 федерального закона №229-ФЗ от 02.10.2007 г. «Об исполнительном производстве»), при взыскании денежных средств, не превышающих в сумме двадцать пять тысяч рублей, направить в организацию или иному лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи.

Старший помощник прокурора района Г.Ибрагимова

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: