Взыскание убытков с арбитражного управляющего

Процедура взыскания убытков с арбитражного управляющего

Больше материалов по теме «Банкротство» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

  1. Законодательное обоснование
  2. Основания для взыскания убытков
  3. Как подтвердить неправомерность действий управляющего
  4. Порядок сбора доказательств
  5. Когда можно обращаться в суд

В процедуре банкротства участвует арбитражный управляющий. Он отвечает за контроль над активами должника. Его главная обязанность – удовлетворение всех требований кредиторов. Для достижения этой цели специалист наделяется соответствующими правами. Однако у него есть не только права, но и некоторые обязательства. В частности, с управляющего можно взыскать убытки, им допущенные.

Законодательное обоснование

В статье 20.3 ФЗ №127 от 26 октября 2002 года указано, что арбитражный управляющий имеет определенные обязанности. Если он не исполняет возложенные на него обязанности, специалист привлекается к ответственности. В части 4 статьи 20.4 ФЗ «О несостоятельности» говорится, что управляющий должен возмещать убытки, если они появились вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных функций.

Суммы к взысканию неограниченны. К примеру, есть определение ВС №309-ЭС17-12715. На его основании с управляющего было взыскано 800 000 000 рублей. Наличие ответственности обусловлено широким перечнем полномочий управляющего. Чем существеннее предоставленные права, тем выше ответственность.

Основания для взыскания убытков

Основания взыскания в законе не указаны. Ошибки управляющего, являющиеся основанием для возмещения убытков, определяются практикой. Рассмотрим самые распространенные ошибки, которые предполагают компенсацию ущерба.

Передача своих профессиональных обязанностей третьим лицам

На специалиста возложено очень много обязанностей. Если их слишком много, он может перестать с ними справляться. Иногда профессионал принимает решение передать часть своих полномочий третьим лицам. К примеру, в одном из реальных дел специалист передал другому лицу носитель ЭЦП. С помощью этого инструмента совершен перевод средств. Судебный орган принял решение о том, что действия третьих лиц не освобождают управляющего от ответственности.

Игнорирование очередности погашения требований кредиторов

Управляющий должен соблюдать очередность погашения требований. Даже если игнорирование этой очередности вызвано объективными причинами, это не освобождает профессионала от ответственности.

К примеру, управляющий перевел зарплату штату банкрота за один месяц. Однако не был перечислен платеж в бюджет НДФЛ. В действиях такого управляющего были найдены основания для взыскания убытков.

Непрофессиональное выявление собственности должника

Должник в период признания несостоятельности не может отчуждать свое имущество. По сути, это будет являться сокрытием собственности. Все имущество банкрота потенциально может пойти на погашение долгов кредиторов. А потому отчуждение является незаконным.

За сохранностью имущества должен следить управляющий. Однако он может невнимательно подойти к своим обязанностям. К примеру, довериться предыдущей инвентаризации, пропустив операцию по отчуждению собственности.

Специалист не обеспечил сохранность собственности банкрота

Если имуществу банкрота будет нанесен вред третьими лицами, ответственность за это несет управляющий. Простая ошибка может привести к тому, что со специалиста будут взыскиваться убытки.

Как подтвердить неправомерность действий управляющего

Как взыскать убытки с арбитражного управляющего? Главное – доказать причинно-следственную связь между действиями специалиста и причиненным ущербом. В частности, нужно подтвердить, что действия или бездействия специалиста повлекли за собой убытки у заинтересованных лиц.

Для получения компенсации кредитор или другие лица могут подать иск в суд. К заявлению прилагаются документы, подтверждающие неправомерность действий. Нельзя обращаться в суд просто по факту убытка. Нужно обязательно подтвердить, что ущерб – это результат действий или бездействия профессионала.

ВАЖНО! О наличии подтверждающих документов следует позаботиться заранее. Необходимо разработать алгоритм, позволяющий документировать каждое действие управляющего.

Порядок сбора доказательств

Для предварительного сбора доказательной базы рекомендуется провести эти действия:

  • Имеет смысл обязать специалиста каждый месяц составлять отчет о предпринятых мерах. Ввести соответствующее обязательство можно на собрании кредиторов. Отчет должен предоставляться в письменном виде. На нем проставляется подпись управляющего. Этот документ может стать доказательством в суде. Кроме того, кредиторы могут сверять отчет управляющего с реестром требований. Это инструмент для отслеживания качества работы специалиста.
  • Деятельность управляющего контролируется комитетом кредиторов. Если комитет решит, что действия специалиста не являются правомерными, он может незамедлительно направить иск в суд.
  • Заявление в суд следует отправлять в самые краткие сроки. Затягивание может негативно повлиять на исход дела. Судья может заинтересоваться, чем вызвано такое промедление.

Для обращения в суд действия специалиста должны быть существенными. Если же он допустил несущественные нарушения, следует отправляться в Росреестр или в саморегулируемую организацию. Каждый арбитражный управляющий должен входить в СРО. Последняя несет ответственность за его действия. Если специалист нанес ущерб своим клиентам, СРО возмещает убытки. Кроме того, организация исключает управляющего из состава своих участников. Это лишает его права на дальнейшую деятельность.

Для проверки деятельности управляющего нужно знать специфику работы, для того чтобы определять ситуации с потенциальной опасностью. К примеру, специалист имеет право привлекать к работе сторонних лиц. Их услуги оплачиваются за счет средств фирмы-банкрота. Недобросовестный управляющий может оплачивать услуги сторонних специалистов по завышенным ставкам. То есть начинает действовать система «откатов». Происходит незаконный увод денег из организации-банкрота.

Такое правонарушение можно предотвратить.

Для этого кредиторам нужно ограничить полномочия управляющего в сфере привлечения сторонних специалистов.

К примеру, можно ввести правило, по которому специалист должен получать согласие от комитета кредиторов касательно приглашения других лиц к работе. Такая мера обеспечит наибольший контроль деятельности управленца.

Когда можно обращаться в суд

В законе ничего не сказано о том, когда возникает право подавать иск на взыскание ущерба с управляющего. Для определения этого момента можно воспользоваться юридической практикой. Общие положения свидетельствуют о том, что идти в суд следует после завершения процедуры несостоятельности.

Читайте также:
Какие банки сотрудничают с приставами, а какие нет

Для того чтобы иск был удовлетворен, должны выполняться эти условия:

  • Наличие вины управляющего. То есть он или бездействовал, или не исполнял обязанности, возложенные на него.
  • Наличие подтверждающих документов. Недостаточно изложить претензии в иске. Они должны быть обязательно подтверждены документально.
  • Возможность оплаты госпошлины. Рассматриваемые судебные дела будут облагаться госпошлиной.

Если хотя бы одно из этих составляющих отсутствует, в подаче иска нет никакого смысла. Доказательства потребуются и в том случае, если кредиторы обращаются в саморегулируемую организацию. Однако решение вопроса через СРО – это, как правило, менее длительная процедура.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

Статья 20.4. Ответственность арбитражного управляющего

(введена Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ)

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 20.4

1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в соответствии с настоящим Федеральным законом или федеральными стандартами, является основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей по требованию лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также по требованию саморегулируемой организации арбитражных управляющих, членом которой он является.

(в ред. Федерального закона от 01.12.2014 N 405-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В случае отмены определения арбитражного суда об отстранении арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей за неисполнение или ненадлежащее их исполнение арбитражный управляющий не подлежит восстановлению арбитражным судом для исполнения данных обязанностей.

2. В случае исключения арбитражного управляющего из саморегулируемой организации в связи с нарушением арбитражным управляющим условий членства в саморегулируемой организации, нарушения арбитражным управляющим требований настоящего Федерального закона, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности арбитражный управляющий отстраняется арбитражным судом от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на основании ходатайства саморегулируемой организации не позднее чем в течение десяти дней с даты его поступления.

(в ред. Федерального закона от 19.07.2009 N 195-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В случае отмены или признания недействительным решения об исключении арбитражного управляющего из саморегулируемой организации, послужившего основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, арбитражный управляющий не может быть восстановлен арбитражным судом для исполнения данных обязанностей.

При получении саморегулируемой организацией копий ходатайств, содержащих требование об отстранении или освобождении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и направленных в арбитражный суд лицами, участвующими в деле о банкротстве, а также при направлении саморегулируемой организацией в арбитражный суд ходатайства об отстранении или освобождении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве саморегулируемая организация представляет кандидатуру арбитражного управляющего в порядке, установленном статьей 45 настоящего Федерального закона.

(в ред. Федерального закона от 01.12.2014 N 405-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Применение к арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации за совершение административного правонарушения влечет за собой отстранение арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

В течение трех рабочих дней с даты получения вступившего в законную силу решения суда о дисквалификации арбитражного управляющего федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление формирования и ведения реестра дисквалифицированных лиц, уведомляет саморегулируемую организацию, членом которой является арбитражный управляющий, о дисквалификации арбитражного управляющего с приложением вступившего в законную силу решения суда о дисквалификации арбитражного управляющего путем направления такого уведомления способом, обеспечивающим его получение не позднее чем через пять дней с даты отправления. Сведения, содержащиеся в реестре дисквалифицированных лиц, подлежат включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

(в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 429-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В течение трех рабочих дней с даты получения такого уведомления саморегулируемая организация обязана направить в арбитражный суд, утвердивший арбитражного управляющего в деле о банкротстве, ходатайство об отстранении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве по почте или иным обеспечивающим получение такого уведомления способом не позднее чем через пять дней с даты его направления.

Отстранение арбитражного управляющего, к которому применено административное наказание в виде дисквалификации, от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и утверждение нового арбитражного управляющего осуществляются арбитражным судом не позднее дня, следующего после дня принятия ходатайства саморегулируемой организации, без вызова лиц, участвующих в деле о банкротстве. При этом должны быть учтены требования, которые предусмотрены конкурсным кредитором или уполномоченным органом, являющимися заявителями по делу о банкротстве, либо собранием кредиторов в соответствии с пунктом 3 статьи 20.2 настоящего Федерального закона.

Определение арбитражного суда об отстранении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и утверждении нового арбитражного управляющего подлежит немедленному исполнению.

Отмена судебного акта о дисквалификации арбитражного управляющего не является основанием для восстановления его арбитражным судом для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

4. Арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

Арбитражный управляющий обязан возместить членам саморегулируемой организации арбитражных управляющих убытки, возникшие в связи с необходимостью привести размер компенсационного фонда этой организации в соответствие с требованиями статьи 25.1 настоящего Федерального закона после осуществления компенсационной выплаты из компенсационного фонда в связи с возмещением убытков, причиненных лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения этим арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, за исключением случаев, если он действовал в соответствии с внутренними документами саморегулируемой организации, стандартами и правилами профессиональной деятельности.

Читайте также:
Может ли мать-одиночка оформить ипотечную ссуду

(абзац введен Федеральным законом от 01.12.2014 N 405-ФЗ)

5. Федеральными стандартами, стандартами и правилами профессиональной деятельности могут устанавливаться дополнительные требования к обеспечению имущественной ответственности арбитражного управляющего за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей в деле о банкротстве.

Требования к обеспечению имущественной ответственности арбитражного управляющего, возникшей вследствие обязанности возместить членам саморегулируемой организации арбитражных управляющих убытки, причиненные в связи с необходимостью привести размер компенсационного фонда этой саморегулируемой организации в соответствие с требованиями статьи 25.1 настоящего Федерального закона после осуществления компенсационной выплаты из компенсационного фонда этой саморегулируемой организации, устанавливаются федеральными стандартами, стандартами и правилами профессиональной деятельности. Указанными стандартами может устанавливаться обязанность арбитражного управляющего осуществлять страхование риска такой гражданской ответственности.

(п. 5 в ред. Федерального закона от 01.12.2014 N 405-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. Сведения о вынесении арбитражным судом судебного акта о признании действий арбитражного управляющего незаконными, о взыскании с арбитражного управляющего убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей в деле о банкротстве подлежат включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей 28 настоящего Федерального закона, в течение трех рабочих дней с даты вступления соответствующего судебного акта в силу.

В сообщении, подлежащем включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в соответствии с настоящим пунктом в связи со взысканием с арбитражного управляющего убытков, должен быть указан размер убытков, взысканный с арбитражного управляющего в соответствии с судебным актом.

(п. 6 введен Федеральным законом от 29.06.2015 N 154-ФЗ)

ВС сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU – Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу “Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко”. “Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение”, – заявил “Интерфаксу” старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин. По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

“Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства”, – говорит И.Сорокин. Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. “Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций. Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний”, – сказал он “Интерфаксу”.

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки. Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО “Агис Сталь” Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО “Муромэнергомаш”. Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО “ФинЭкспертиза-Оценка” оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности – ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. “Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права”, – говорится в определении.

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро “Падва и Эпштейн” Татьяна Манакова. Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий. “Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов”, – сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС. “Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности”, – говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Читайте также:
Текущие платежи при банкротстве - порядок взыскания

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро “Деловой фарватер” Роман Терехин. “Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании”, – предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС. В нем говорится, что надо было “установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу”. К.Ермоленко называет это положение документа “наиболее примечательным”.

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок – ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

3 ААС обобщил практику возмещения убытков, причиненных арбитражными управляющими

Третьим арбитражным апелляционным судом подготовлен “Обзор судебной практики по рассмотрению дел по спорам, связанным с применением законодательства о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) арбитражных управляющих в деле о банкротстве”. Документ содержит правовые позиции о порядке привлечения арбитражного управляющего к ответственности, ее основаниях, доказывании ряда обстоятельств, необходимых для удовлетворения требования о возмещении убытков, а также о возмещении убытков страховой организацией.

Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего установлена Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. Согласно п. 4 ст. 20.4. названного закона арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

Хотя эта категория споров в общем массиве дел рассматриваемых апелляционным судом довольно малочисленна (за предшествующие два года 3 ААС рассмотрел 36 таких дел), вместе с тем решение вопроса об ответственности арбитражного управляющего за причиненные им убытки вызывает немало вопросов.

При обращении в суд заявители требовали взыскать убытки, причиненные нарушением порядка оценки имущества должника, непринятием мер, направленных на его сохранность, нарушением очередности удовлетворения текущих требований, выразившихся в оплате услуг привлеченных специалистов, непринятием надлежащих мер по погашению дебиторской задолженности, непоступлением в бюджет обязательных платежей и др.

Вместе с тем, как отмечается в обзоре 3 ААС, обращение в суд с подобным требованием предполагает обязанность доказывания противоправности поведения арбитражного управляющего, факта убытков, причиненных противоправными действиями управляющего, а также причинно-следственной связи между действиями управляющего и возникшими и убытками. При недоказанности хотя бы одного из указанных условий правовые основания для взыскания убытков отсутствуют.

Отдельно подчеркивается, что противоправное поведение (незаконные действия) арбитражного управляющего является обязательным условием для предъявления требования о взыскании убытков. Поэтому доказывание факта неисполнения (ненадлежащего исполнения) арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей либо иного нарушения законодательства является обязательным при предъявлении в арбитражный суд требования о возмещении убытков.

В процессе подготовки обзора исследовалась судебно-арбитражная практика Третьего арбитражного апелляционного суда, а также постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа и Высшего Арбитражного Суда за минувшие два года (с 01 января 2011 по 31 декабря 2012).

По итогам анализа судебной практики 3 ААС выработано и обосновано 17 нижеприведенных позиций, которые “могут быть использованы в практике рассмотрения аналогичных дел”:

  1. Право на предъявление и удовлетворение иска о взыскании убытков не должно ставиться в зависимость от того, обжаловались ли действия (бездействие) арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве (дело А74-4363/2010, А74-4676/2010);
  2. Наличие вступившего в законную силу судебного акта об отказе в удовлетворении жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании убытков, причиненных данными действиями (бездействием) (дело № А33-10656/2011);
  3. Выводы о неправомерности действий арбитражного управляющего в деле о банкротстве, сделанные судом по итогам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего, учитываются при рассмотрении требований о взыскании убытков (дело А33-11704/2011);
  4. При решении вопроса о правомерности привлечения арбитражным управляющим специалистов оценке подлежит необходимость привлечения таких специалистов и обоснованность размера оплаты их услуг. При этом, заключение с привлеченными специалистами трудового договора само по себе безусловно не свидетельствует о неправомерности действий конкурсного управляющего (дело А33-3585/2012);
  5. Отсутствие в материалах дела доказательств фактического несения спорных расходов арбитражным управляющим за счет имущества должника свидетельствует о недоказанности обстоятельств, являющихся основанием для взыскания убытков (дело А33-9601/2010);
  6. С конкурсного управляющего подлежат взысканию убытки, причиненные его неправомерными действиями в результате распределения конкурсной массы в части получения процентов по вознаграждению конкурсного управляющего, начисленных им самостоятельно, без утверждения арбитражным судом (дело А33-7507/2012);
  7. Требования о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) арбитражного управляющего, могут быть заявлены не только в рамках рассмотрения дела о банкротстве, но и после завершения конкурсного производства либо прекращения производства по делу о банкротстве (дело А33-5440/2010);
  8. Реализация конкурсным управляющим дебиторской задолженности в отсутствии утвержденного комитетом кредиторов порядка продажи данной задолженности, при наличии возможности ее полной оплаты, и причинение тем самым ущерба уполномоченному органу, является основанием для взыскания убытков с конкурсного управляющего (дело А33-16185/2010);
  9. Нарушение порядка погашения требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, выразившееся в удержании конкурсным управляющим налога на добавленную стоимость (НДС) из сумм, вырученных от реализации залогового имущества, причинившее ущерб этому кредитору, является основанием для взыскания убытков с конкурсного управляющего (дело А33-10227/2012);
  10. Ненадлежащее оформление бухгалтерских документов без доказательств необоснованности несения расходов арбитражным управляющим не свидетельствует о совершении ответчиком действий по причинению ущерба кредиторам должника (дело А33-3150/2011);
  11. При рассмотрении дел о взыскании убытков с арбитражного управляющего оценке подлежат лишь те обстоятельства, которые были учтены и доведены до конкурсных кредиторов. Арбитражный управляющий не вправе ссылаться на наличие обстоятельств, не отраженных в отчете конкурсного управляющего (дело А33-10464/2010);
  12. Суммы вознаграждения, полученные арбитражным управляющим в ходе проведения процедур банкротства, не могут квалифицироваться в качестве убытков (дело А33-3151/2011);
  13. Факт непринятия арбитражным управляющим мер по взысканию дебиторской задолженности при отсутствии доказательств реальной возможности ее взыскания не может являться основанием для удовлетворения требований о взыскании убытков, причиненных в период исполнения обязанностей арбитражного управляющего (дело А33-10607/2011);
  14. Удовлетворение судом искового требования о взыскании убытков, ранее заявленного непосредственно к арбитражному управляющему, причинившему убытки, не может являться основанием для отказа в удовлетворении требования к страховщику, если убытки арбитражным управляющим не были фактически возмещены (дело А33-19650/2011);
  15. У страховой компании, застраховавшей ответственность арбитражного управляющего, обязанность по выплате страхового возмещения за убытки, причиненные неправомерными действиями арбитражного управляющего, возникает на основании вступившего в силу судебного акта о возмещении таких убытков (дело А33-6343/2011);
  16. Страховая компания не может быть привлечена в качестве ответчика в деле о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями арбитражного управляющего (дело А33-14745/2011);
  17. Независимо от факта привлечения (непривлечения) саморегулируемой организации арбитражных управляющих к участию в деле о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) арбитражных управляющих в деле о банкротстве, судебные акты, принятые по таким делам, затрагивают права и обязанности саморегулируемой организации (дело А33-3022/2011).
Читайте также:
Как расторгнуть договор страхования жизни по кредиту и вернуть деньги

Ознакомиться с полным текстом обзора судебной практики рассмотрения споров о возмещении убытков, причиненных действием (бездействием) арбитражных управляющих можно здесь.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего (Определение Верховного Суда РФ по делу №308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020)

Можно сказать, что взыскание убытков с арбитражного управляющего это сложившаяся судебная практика. За неправомерные действия или бездействия, допущенные конкурсным управляющим в процедуре банкротства юридического лица или финансовым управляющим в процедуре реализации имущества физического лица, которые при этом повлекли убытки для конкурсного кредитора, может последовать ответственность арбитражного управляющего.

Рассмотрим вопрос взыскания убытков на примере последнего Определения Верховного Суда РФ по делу №308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020 по иску Попова В. А. к арбитражному управляющему Епишевой Н. Н.

Фабула дела

Истец просил суд взыскать убытки с финансового управляющего Епишевой Н. Н., которые возникли у него как конкурсного кредитора в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя Крымова А. И. По мнению Попова В. А. арбитражный управляющий Епишева Н. Н. не оспорила сделки должника (Крымова), которыми он продал четырнадцать объектов недвижимости по более чем в четыре раза заниженной цене в предверии собственного банкротства.

Очевидно, что в случае подобного бездействия финансового управляющего конкурсная масса недополучила объекты недвижимости, которые можно было бы реализовать в процедуре банкротства и распределить вырученные денежные средства среди кредиторов.

Почему же Верховный Суд отказал во взыскании убытков с финансового управляющего. Дьявол как известно кроется в деталях. В данном случае ключевым вопросом для привлечения к ответственности финансового управляющего стал срок исковой давности по сделкам должника. Кроме того, в данном судебном акте хорошо отражены правовые основания для взыскания убытков с арбитражного управляющего.

Правовое обоснование

Стандарт добросовестности и разумности арбитражного управляющего установлен пунктом 4 статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 No127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве).

В процедуре реализации имущества гражданина как и в конкурсном производстве деятельность арбитражного управляющего должна быть подчинена цели этой процедуры – соразмерному удовлетворению требований кредиторов с максимальным экономическим эффектом, достигаемым обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры реализации имущества и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований.

С одной стороны арбитражный управляющий должен предпринять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника, в том числе на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, посредством обращения в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительными сделок. С другой стороны деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер, не допускающий бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для привлечения его к ответственности в виде возмещения убытков (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве, пункт 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 15.12.2004 №29 “О некоторых вопросах практики применения Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков (пункт 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих, информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации No 150 от 22.05.2012).

Читайте также:
Какое имущество могут арестовать судебные приставы за неуплату кредита

Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Верховный суд в данном деле указал на то, что предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по основаниям Закона о банкротстве, составляет три года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве). В рассматриваемом судом деле все сделки Крымова были совершены в более ранний срок, следовательно их можно было оспаривать только по общегражданским основаниям (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса РФ).

Однако, для успешного оспаривания и квалификации сделки как ничтожной по статьям 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2017 No 305-ЭС17-4886(1)).

По мнению истца, отчуждение Крымовым А.И. своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам являлось достаточным основанием для оспаривания сделок по общим нормам о недействительности сделок, совершенных со злоупотреблением правом. Однако, арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что названные истцом обстоятельства не выходят за рамки диспозиции статьи 61.2 Закона о банкротстве, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок Крымова А.И. в деле о его банкротстве по статьям 10 и 168 ГК РФ так же не было.

Таким образом, делает вывод Верховный суд, действия финансового управляющего Епишевой Н.Н., воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, разумны, рациональны, направлены на реализацию целей конкурсного производства, а значит правомерны.

Верховный суд также отметил, что Попов В.А. имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок. Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику.

Выводы

  1. Кредиторам не следует затягивать с инициированием банкротства должника. Очевидно, что если служба судебных приставов не смогла взыскать долг на протяжении более чем 6 месяцев, то следующий логичный шаг — обратиться с заявлением о банкротстве.
  2. Взыскание убытков с арбитражного управляющего по основанию неоспаривания им в процедуре банкротства предшествующих сделок должника по выводу активов возможно только в том случае, если не истек срок исковой давности. В данном случае действует общий срок исковой давности – 3 года с момента когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав бездействием арбитражного управляющего.

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале “Банкротный волк” – подписывайтесь!

Как мы спасли от убытков арбитражного управляющего

Кредиторы считали, что он формировал конкурсную массу спустя рукава.

В марте 2017 года Алексей был утвержден арбитражным управляющим АО, признанного банкротом. Почти два года, до сентября 2019-го, разбирался он с наследством лопнувшей компании, однако не все остались довольны результатами его трудов.

В апреле 2020 года один из кредиторов — крупный коммерческий банк — подал в Арбитражный суд Москвы заявление о взыскании с Алексея убытков почти на 181,7 млн руб. Банк предъявил бывшему конкурсному управляющему четыре претензии. Во-первых, вывод из конкурсной массы автомобиля, принадлежавшего Должнику. Во-вторых, неотражение в отчете о ходе конкурсного производства сведений о проведенном Должником взаимозачете с одним из контрагентов. В-третьих, наращивание текущей задолженности, имеющей приоритетную очередность погашения. И в-четвертых, самое главное, необоснованное списание дебиторской задолженности.

Отдадим Алексею должное: он не стал заниматься самодеятельностью, а сразу обратился к юристам, специализирующимся на подобных исках. Факт сам по себе примечательный. Арбитражные управляющие — люди матерые и юридически подкованные, у них под началом свои юристы имеются. Алексей не был исключением и со своей командой успел провести не один десяток сложных банкротств, но когда дело коснулось его личных интересов, предпочел иметь представителей с незамыленным взглядом и холодным рассудком.

Что вменялось?

По итогам анализа дела вырисовывалась следующая безрадостная картина:

1. Вывод из конкурсной массы автомобиля, принадлежавшего Должнику.

По этому основанию конкурсный кредитор оперировал достаточно жесткими аргументами, которые сводились к следующему:

  • в ноябре 2017 года Алексей был утвержден конкурсным управляющим;
  • в декабре он получил выписку из ГИБДД о наличии транспортных средств, согласно которой у Должника был автомобиль Ниссан Мурано;
  • а в феврале 2018-го опубликовал акт инвентаризации, в котором этого автомобиля у Должника уже не было.

Согласно собранной кредитором информации, автомобиль вовсе не испарился. В январе 2018 года (за месяц до инвентаризации) он был продан аффилированному с Должником лицу. Причем стоимость авто составила всего 50 тыс. руб., что даже для автомобиля 2011 года как-то маловато.

Увидев эти документы, мы загрустили, но о том, как будем отбиваться, решили подумать позже, а пока перешли ко второму вменяемому эпизоду.

2. Неотражение в отчете сведений о проведенном Должником взаимозачете с одним из контрагентов.

Кредитор видел ситуацию так: пытаясь избежать взыскания с аффилированного лица дебиторской задолженности в 272 млн руб., гендиректор Должника подписал соглашение о взаимозачете требований. Подписал уже в процедуре наблюдения. И при этом скорректировал ряд существенных условий договора, поменяв, в том числе, подсудность на третейский суд.

Читайте также:
Возврат страховки по потребительскому кредиту

Нашему клиенту вменялось в вину, что сначала он делал вид, что ничего не знает о взаимозачете. Потом попытался взыскать дебиторку в третейском суде, но получил отказ в связи с проведенным взаимозачетом. И после этого не только не предпринимал мер к оспариванию данного взаимозачета, но и не отразил его в своих отчетах перед кредиторами. Тем самым, по мнению Банка, он способствовал сокрытию данной сделки от возможного оспаривания.

Заявителя особенно насторожил тот факт, что и от гендиректора, и от нашего клиента, и от дебитора в суд ходили юристы, являвшиеся, по мнению Банка, сотрудниками одной и той же юридической компании.

3. Наращивание текущей задолженности, имеющей приоритетную очередность погашения.

Сразу же после принятия судом заявления о банкротстве, гендиректор Должника подписал с юридической компанией договор на оказание правовых услуг. Согласно этому договору, Должник обязался платить по 200 тыс. руб. в месяц за консультационные услуги.

Помимо денег, приятным бонусом для юрконторы был тот факт, что договор подписывался после принятия заявления о банкротстве. Это означало, что все возникавшие по договору долги относились к текущей задолженности — то есть должны были погашаться в первую очередь, наравне с зарплатой арбитражного управляющего.

Спустя два года, в феврале 2019 года, арбитражный управляющий Алексей расторг данный договор и подписал акт выполненных работ, согласно которому из конкурсной массы в пользу юрконторы должно было быть выплачено 4,8 млн руб. И это обстоятельство крайне возмутило Банк, который заявил, что работа по договору не выполнялась, да и установленные цены не соответствовали рыночным. А виноват во всем был арбитражный управляющий, который так выводил деньги из конкурсной массы.

4. Необоснованное списание дебиторской задолженности.

Это вообще очень тяжелая ситуация для управляющего, своего рода цугцванг — что ни сделаешь, все нехорошо. Будешь вести себя пассивно и плохо взыскивать дебиторскую задолженность — скажут, не увеличил конкурсную массу, и вменят убытки. Будешь слишком активничать и судиться, но не получишь по искам денег — скажут, увеличил расходы на банкротство, и опять вменят убытки. Поэтому как бы не работал арбитражный управляющий, всегда можно докопаться.

В нашем случае речь шла о 163 млн руб., которые якобы недополучил должник из-за действий Алексея. В вину ему вменялись и иски, оставленные без рассмотрения, и отсутствие попыток взыскать дебиторку по уже просуженным долгам, и списание долгов в связи с невозможностью их взыскания с ряда дебиторов.

Этот пункт вызвал у нас такие же серьезные опасения, как и в первом эпизоде.

Дьявол в деталях

Дела о взыскании убытков имеют свои особенности. Предметом доказывания в них являются три обстоятельства:

  • сам факт наличия убытков и их размер,
  • противоправность действий (вина) ответчика и
  • причинно-следственная связь между первым и вторым.

Говоря простым языком, нужно доказать, что убытки были причинены исключительно действиями ответчика, а не третьими лицами или стечением обстоятельств. При этом в отличие от дел по субсидиарной ответственности при убытках бремя доказывания лежит на истце. И это очень приятный момент, когда вы работаете со стороны защиты.

Проанализировав ситуацию, мы построили свою стратегию на двух моментах. Нашей задачей было убедить суд в том, что ответчик действовал добросовестно и разумно и что непоступление средств в конкурсную массу стало результатом стечения не зависящих от него обстоятельств.

При этом мы должны признать, что позиция наших противников выглядела в целом неплохо, но, как говорится, дьявол кроется в деталях. Мы решили бить по мелким неточностям, разрушая таким образом доводы оппонентов.

1. Сделка с авто

Пункт с продажей автомобиля вызывал серьезные опасения. Ниссан Мурано, пусть и 2011 года выпуска, всего за 50 тыс. руб. — это, согласитесь, отличная сделка для покупателя, но не очень хорошая для продавца. Актив был продан по цене явно ниже рыночной, без торгов.

Однако мы обратили внимание на ряд мелких, на первый взгляд, обстоятельств. Во-первых, машину не оценивали с учетом ее технического состояния, то есть подтверждение ее реальной рыночной стоимости в деле отсутствовало. Новый управляющий хоть и подал отдельное заявление на оспаривание сделки, но решение по этому иску еще не было принято. Получалось, что нерыночность сделки носила предположительный характер.

Но самое главное — в рамках спора о признании сделки недействительной арбитражный суд утвердил мировое соглашение, по которому покупатель согласился доплатить за машину 500 тыс. руб. А это уже давало нам 100-процентное основание утверждать об отсутствии убытков как таковых.

2. Взаимозачет дебиторки

А вот претензия по поводу взаимозачета требований с дебитором с самого начала представлялась нам несколько надуманной. Банк-кредитор видел здесь сговор между арбитражным управляющим и Должником с целью не дать оспорить результаты взаимозачета и помешать взыскать с дебитора задолженность. Однако неотражение каких-либо данных в отчете отнюдь не равняется убытку.

Упомянутое соглашение о взаимозачете было заключено еще в процедуре наблюдения, но возможность оспорить результаты взаимозачета не была утрачена. К тому же новый арбитражный управляющий уже подал иск об оспаривании результатов этого взаимозачета, а значит, и в этом случае говорить о нанесенном убытке не было оснований.

3. Наращивание текущей задолженности

За два года привлеченная Должником компания выставила счет на более, чем 4,85 млн рублей. Банк-заявитель считал, что цена услуг не соответствовала рыночной и что вообще соглашение можно было расторгнуть раньше, после проведения инвентаризации имущества должника.

Наша позиция была следующей: по закону арбитражный управляющий имеет право привлекать специалистов для решения возложенных на него задач и оплачивать их услуги за счет компании-должника. Предельный размер оплаты услуг привлеченных спецов увязывается с балансовой стоимостью активов компании.

Но когда мы стали смотреть балансовую стоимость активов и посчитали, сколько можно было потратить на привлеченных спецов, то уложиться в 4,8 млн не получилось, поэтому пришлось немного схитрить.

Читайте также:
Навязывание страховки при получении кредита - судебная практика

На стадии наблюдения договор на привлечение сторонних специалистов заключал не временный управляющий, а гендиректор. У нашего клиента возможность как-то влиять на ситуацию появилась только с момента введения конкурсного производства, поэтому расчет максимальной суммы расходов на сторонних специалистов надо производить лишь за период конкурсного производства.

В нашем случае, исходя из цифр последнего баланса, получалось, что за время конкурсного производства могло быть потрачено максимум 2,4 млн руб. Учитывая, что конкурсное производство ввели в ноябре 2017 года, а договор Алексей расторг 1 февраля 2019 года, мы в эту сумму уложились. Да, так прямо и написали, рассчитывая на то, что никто не будет считать, какое количество месяцев в этом периоде, и умножать их число 200 тысяч.

Кроме того, мы напомнили суду о том, что законом предусмотрен отдельный порядок обжалования привлечения сторонних лиц на сопровождение процедуры. Но наши процессуальные противники своим правом не воспользовались (видимо, не очень хорошо ориентировались в этом вопросе).

4. Списание дебиторской задолженности

Гораздо сложнее обстояло дело с дебиторкой.

Алексей несколько раз публиковал результаты инвентаризации дебиторской задолженности. По первоначальной версии, у компании было примерно сто должников, и за ними числилось порядка 620 млн руб. Однако примерно через год количество дебиторов уменьшилось в два раза, а сумма долгов — на треть. Это вызвало недовольство у банка-кредитора, посчитавшего, что управляющий не вел работу по взысканию дебиторской задолженности, а просто списывал ее.

Мы стали разбираться с дебиторами. Главную проблему в нашем деле представляли примерно четыре десятка должников, с которыми работа по взысканию задолженности вообще не проводилась. Их долги были фактически списаны.

Наша стратегия в этом вопросе строилась на том, чтобы доказать, что перспектив взыскать деньги с этих контрагентов не было и отсутствие работы по ним было направлено на уменьшение расходов в процедуре банкротства. Для этого нам надо было проанализировать в общей сложности 38 компаний. Звучит просто. Но на самом деле нам пришлось сделать мини-финанализ по каждому дебитору и подробно расписать, почему отсутствовали перспективы взыскания долга в каждом конкретном случае.

Из открытых источников (как платных, так и бесплатных) мы выясняли, ведут ли они реальную хозяйственную деятельность, есть ли у них обороты по счетам, когда последний раз сдавалась бухгалтерская отчетность, являются ли текущие владельцы и директора реальными или номинальными и т. д. Поднимались данные СПАРК, информация судебных приставов, сведения из картотеки арбитражных дел.

Анализ показал, что часть этих компаний была ликвидирована или брошена, часть не имела никакого значимого имущества, а по некоторым были даже прекращены исполнительные производства. И, следовательно, реальной возможности взыскать с них долги не было. По некоторым долгам истек срок исковой давности, и судебной перспективы они также не имели, попытки взыскать их привели бы только к увеличению расходов в процедуре банкротства.

Таким образом, нам удалось доказать, что взыскание значительной части дебиторской задолженности являлось невозможным и нецелесообразным. А значит, действия (бездействие) управляющего не только не привели к возникновению убытков кредитора, но и были добросовестными, разумными и направленными на минимизацию расходов.

В общей сложности на проверку дебиторов у нас ушло 3 рабочих дня. Еще столько же нам потребовалось, чтобы расписать позицию, подобрать судебную практику, сформировать доказательства и зафиналить все идеи и спорные вопросы, возникшие между юристами, руководителем проекта и заказчиком.

Итого: 6 дней на качественную и добросовестную работу. Если учесть, что день работы банкротного юриста обходится минимум в 10 тыс руб. (с учетом налогов и аренды рабочего места, но без учета маркетинга и прибыли, которую желательно бы получить по итогам работы), то нетрудно подсчитать, сколько составляет себестоимость только одной правовой позиции. А еще кучу времени надо потратить на ожидание судебных заседаний и участие в них. Поэтому если вам обещают выиграть суд за 100 тыс руб., то лучше сэкономьте и проиграйте бесплатно.

Первая инстанция

Наши оппоненты допустили кучу мелких ошибок и недочетов, которые нам удалось раздуть до размера слона. Но самым крупным, критичным промахом стала неявка на судебное заседание. Видимо, они рассчитывали на то, что суд будет рассматривать дело долго и тягомотно. Но не тут-то было! Мы были готовы на 100%, и суд счел возможным вынести судебный акт сразу после перерыва. В итоге суд услышал только нашу точку зрения, и это тоже повлияло на исход дела. В удовлетворении заявления о взыскании с Алексея убытков почти на 182 млн руб. было отказано.

Апелляция плюс кассация

После скоропостижного проигрыша забегал уже новый конкурсный управляющий. Но, судя по апелляционной жалобе, он не сильно понимал принципы оспаривания судебного акта первой инстанции и лишь повторил основные аргументы первоначального заявления о привлечении к субсидиарке. Естественно, успеха такая тактика не имела, и апелляционный суд оставил в силе определение первой инстанции.

На стадии кассации в игру вернулся банк-кредитор, но он повторил ошибку, допущенную в апелляции: пересказ пройденного и никаких новых доводов. Истец был просто недоволен исходом дела, а этого, согласитесь, недостаточно.

Читайте также:
Как составить исковое заявление о взыскании задолженности

Мы вышли победителями из дела.

Выводы

Эта история о том, что работа с мелкими деталями, ну и немножко везения, позволяют переиграть оппонента даже с неплохой стратегией и богатыми ресурсами.

Теперь вы знаете, куда обращаться за защитой своих интересов — поверьте, стоимость наших услуг сильно меньше того, что вы можете потерять, пытаясь сэкономить. Звоните сюда .

Информация в статье актуальна на дату публикации на сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

__

Игумнова Анна

старший партнер «Игумнов Групп»,

эксперт по сохранению активов,

Специализация: подготовка и сопровождение сделок с недвижимостью и землей в предбанкротный период. Судебная защита интересов добросовестного приобретателя. Организация и сопровождение публичных торгов по реализации имущества должника.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

Управляющий не оспорил сделки должника. Когда получится взыскать с него убытки?

Алексей Мороз, управляющий партнер Адвокатского бюро «Эксиора»

Если управляющий не оспорил сделки должника – это основание взыскать с него убытки. Суды достаточно часто встают на сторону кредитора в подобных делах. Как привлечь управляющего к ответственности – в статье.

Причина роста интереса к институту взыскания убытков с арбитражного управляющего проста. Зачем пытаться привлечь к ответственности номинальных директоров и искать реальных бенефициаров должника, которые успели вывести свои активы за пределы РФ, когда есть арбитражный управляющий, ответственность которого застрахована. Если суммы страхового возмещения окажется недостаточно, то часть убытков в субсидиарном порядке можно будет компенсировать за счет средств компенсационного фонда СРО, в котором состоит управляющий. Рассмотрим, в каких случаях суд удовлетворит требование о взыскании убытков с управляющего в случае, если тот не оспорил сделки должника.

Порядок взыскания убытков с управляющего

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее – Закон о банкротстве) предоставляет конкурсному кредитору две возможности обратиться с заявлением о взыскании убытков с управляющего.

1. Косвенный иск о возмещении убытков в пользу конкурсной массы должника, который можно подать в рамках процедуры банкротства.

2. Прямой иск в общеисковом порядке – когда конкурсное производство завершено либо производство по делу о банкротстве прекращено (если требования о возмещении убытков не были предъявлены и рассмотрены в рамках дела о банкротстве).

Срок исковой давности для взыскания убытков с управляющего после завершения дела о банкротстве

Подать заявление о взыскании убытков с управляющего в общеисковом порядке можно в пределах оставшегося срока исковой давности (п. 53 постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 № 35)

В одном из дел ФНС как один из конкурсных кредиторов проиграла иск о взыскании убытков с конкурсного управляющего в пользу должника в связи с пропуском срока давности. Верховный суд указал, что после завершения процедур банкротства и ликвидации должника ФНС вправе заявить основанный на установленном ранее факте нарушения управляющим своих обязанностей новый (прямой) иск к управляющему о взыскании в свою пользу убытков. Размер убытков при этом был определен как сумма вознаграждения, которое ФНС, как заявитель в деле о банкротстве, заплатила конкурсному управляющему и ряду третьих лиц. Срок давности по такому иску следует считать не с момента, когда ФНС узнала о самом нарушении, а с момента, когда в результате этого нарушения у нее возникли убытки в виде понесенных расходов (определение ВС от 29.01.2018 № 310-ЭС17-13555).

В другом деле ВС указал, что отсутствие у лица статуса конкурсного кредитора не лишает его права требовать от управляющего убытков, причиненных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей в той мере, в которой виновным поведением управляющего такому лицу причинены убытки. Исковая давность в подобных делах начинает течь не раньше, чем с момента завершения конкурсного производства в отношении должника. До этого момента третье лицо вправе полагать, что раз процедура банкротства не завершена, следовательно, в конкурсной массе должника имеются денежные средства (определение ВС от 03.09.2018 № 308-ЭС18-5343).

Косвенный иск. В большинстве случаев суды удовлетворяют косвенные иски о взыскании убытков в конкурсную массу, заявленные арбитражными управляющими в отношении своих предшественников (ранее отстраненных или освобожденных от участия в процедуре). (постановления АС Поволжского округа от 25.05.2018 по делу № А12-29952/2013, АС Северо-Западного округа от 24.05.2018 по делу № А13-10852/2013, АС Восточно-Сибирского округа от 10.10.2016 по делу А19-9435/2012)

Доля удовлетворенных требований на основании заявлений конкурсных кредиторов (в том числе ФНС) значительно меньше. (постановления АС Северо-Кавказского округа от 24.07.2017 по делу № А32-54256/2009-14/844Б-226ут, АС Уральского округа от 15.03.2018 по делу А76-19530/2013, АС Поволжского округа от 12.07.2018 по делу А55-3123/2010)

Закон о банкротстве предусматривает возможность взыскания убытков без предварительного обращения в суд с жалобой на действие (бездействие) конкурсного управляющего. (постановление АС Уральского округа от 20.06.2017 по делу № А76-6593/2013) В этом случае заявителю необходимо доказать всю совокупность обстоятельств, с которыми связана возможность наступления негативных последствий в виде привлечения управляющего к имущественной ответственности и взыскания убытков[1]. Практика свидетельствует, что данный процесс заявители предпочитают разделять на несколько этапов.

Первым шагом является установление фактов нарушения требований Закона о банкротстве управляющим, пропуска сроков на оспаривание тех или иных сделок должника; реальной возможности пополнения конкурсной массы в случае надлежащих действий на стороне управляющего и т.д.

Конкурсные кредиторы реализуют указанные меры через механизм подачи жалобы на действия управляющего. Если суд придет к выводу об обоснованности требований, будет вынесен судебный акт о конкретных недочетах управляющего, действия признаны незаконными, а сам управляющий может быть отстранен от дальнейшего участия в процедуре. (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 10.02.2016 по делу № А33-13221/2010)

Читайте также:
Что такое сводное производство и в каких случаях оно имеет место

Правопреемники бездействующих управляющих прибегают к иному способу. Они самостоятельно обращаются с заявлениями об оспаривании тех или иных сделок должника. Представляют суду доказательства наличия оснований для признания сделок недействительными, обосновывают возможность реального исполнения судебного акта и помимо прочего указывают на дату, когда предыдущий управляющий узнал о данных сделках. В итоге суд может указать в судебном акте, что все основания для признания сделок недействительными имели место, но ввиду пропуска предыдущим управляющим сроков для оспаривания откажет в удовлетворении заявленных требований. (постановление АС Поволжского округа от 05.05.2017 по делу № А55-16016/2012)

После этого подготовка и рассмотрение заявления о взыскании убытков и для суда, и для истца становится значительно легче, поскольку большая часть подлежащих доказыванию обстоятельств уже была установлена судом и в повторном исследовании не нуждается.

Прямой иск. Количество положительных решений о возмещении убытков с конкурсного управляющего по прямым искам после завершения процедуры банкротства крайне мало. Преимущественно истцом в таких делах выступает ФНС. (постановления АС Дальневосточного округа от 09.09.2015 по делу А59-5134/2014, АС Уральского округа от 07.04.2016 по делу № А71-2481/2015)

Особая сложность данной категории дел привела к тому, что Верховный суд был вынужден вмешаться в сложившуюся ситуацию и дать подробные разъяснения о порядке взыскания убытков с управляющего по прямым искам. Определение ВС от 26.10.2017 по делу № А40-154653/2015 фактически является методической рекомендацией для кредиторов по подготовке и проведению подобных споров.

Суд указал, что в силу гражданско-правового характера ответственности конкурсного управляющего убытки подлежат взысканию посредством доказывания истцом всех признаков состава правонарушения. В споре о взыскании убытков, возникших в результате бездействия управляющих по своевременному оспариванию сделок, необходимо установить следующие обстоятельства:

1. дата и условия совершения сделок по отчуждению имущества должника (в том числе цена сделок);

2. период исполнения лицом обязанностей конкурсного управляющего;

3. дата, когда первый конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о сделках (начало течения срока исковой давности), а также дата, когда об этих сделках узнали или должны были узнать последующие конкурсные управляющие;

4. наличие достаточных оснований предполагать недействительность (подозрительность или предпочтительность) сделок и дата, когда каждый из конкурсных управляющих должен был знать об указанных основаниях;

5. наличие у конкурсного управляющего объективных препятствий для оспаривания сделок;

6. вероятность признания сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу;

7. размер убытков, причиненных конкретному кредитору.

СКЭС ВС отдельно отметила, что для отказа в удовлетворении иска суд должен установить отсутствие противоправности в действиях (бездействии) арбитражных управляющих. При этом отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывает суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы.

Материально–правовые основания взыскания убытков с управляющего

Условия привлечения к ответственности. Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) конкурсного управляющего. (п.11 информационного письма Президиума ВАС от 22.05.2012 № 150) Ответственность управляющего является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам ст. 15 ГК. (п. 48 постановления Пленума ВАС от 15.12.2004 № 29) При этом необходимо доказать наличие одновременно следующих условий: факт причинения убытков, противоправное поведение ответчика (вина ответчика, неисполнение им своих обязанностей), причинно-следственную связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств и размер убытков.

Размер убытков. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. (ч. 5 ст. 393 ГК, п. 12 постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25) По смыслу п. 1 ст. 15 ГК в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Убытки при неоспаривании сделок. На конкурсного управляющего возложена обязанность по принятию мер, направленных на поиск, выявление и возврат имущества должника. (п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве) При этом управляющий вправе подавать в суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником. (п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве)

Отдельный кредитор или уполномоченный орган вправе обращаться к управляющему с предложением об оспаривании сделки на основании ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. В случае отказа или бездействия управляющего кредитор или уполномоченный орган вправе в порядке ст. 60 Закона о банкротстве обратиться в суд с жалобой на отказ или бездействие управляющего. Признание такого бездействия (отказа) незаконным может стать основанием для отстранения арбитражного управляющего. (п. 31 постановления Пленума ВАС от 23.12.2010 № 63)

Пример из практики. В деле об оспаривании бездействия управляющего, выразившегося в непринятии надлежащих мер к оспариванию договора, суд указал, что само по себе то обстоятельство, что конкурсный управляющий все-таки подал заявление об оспаривании договора поручительства, не свидетельствует о должном исполнении им своих обязанностей. Под надлежащим предъявлением в арбитражный суд требования о признании недействительным договора понимается подача заявления с соблюдением правил о форме и содержании такого рода заявления, а также других положений АПК и Закона о банкротстве. (постановление Президиума ВАС от 28.02.2012 по делу № А21-1723/2010)

Читайте также:
Возврат страховки по потребительскому кредиту

Заявление об оспаривании сделки на основании ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве можно подать в течение годичного срока исковой давности. (п. 2 ст. 181 ГК) При этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности – абз. 3 п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. (ст. 61.9 Закона о банкротстве)

Если исковая давность пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него можно взыскать причиненные этим убытки в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. (п. 32 постановления Пленума ВАС от 23.12.2010 № 63)

Если утвержденное конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, при осуществлении полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения.

В остальных случаях само по себе признание должника банкротом не приводит к началу течения давности. Однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, должен оперативно запрашивать всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под ст. ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и операциях по ним и т.п.

Три нюанса при подготовке заявления о взыскании убытков

1. Для установления размера убытков, причиненных конкурсной массе, целесообразно провести внесудебную оценку реальной рыночной стоимости отчужденного имущества должника по неоспоренной сделке. При этом рыночная стоимость актива должна быть определена именно на дату совершения сделки. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 20.07.2017 по делу № А02-629/2010) Иногда суды формально подходят к определению размера убытков должника, возникших в связи с действиями (бездействием) управляющего, принимая во внимание цену, по которой имущество было реализовано по договорам купли-продажи. (постановление АС Дальневосточного округа от 26.01.2016 по делу № А04-4086/2012)

2. Для определения размера убытков, причиненных отдельному конкурсному кредитору (при рассмотрении прямых исков к управляющему), необходимо точно рассчитать, какую часть получил бы заявитель от возвращенной в конкурсную массу суммы в случае надлежащего исполнения управляющим своих обязанностей и пополнении конкурсной массы по правилам ст. 61.6 Закона о банкротстве. Таким образом, необходимо установить весь размер задолженности банкрота, включая текущие платежи на дату прекращения (завершения процедуры), выделив искомую часть пропорционально включенной в реестр сумме требований заявителя. (постановления АС Западно-Сибирского округа от 03.04.2018 по делу № А27-6658/2015, АС Дальневосточного округа от 01.08.2018 по делу № А37-1607/2017, АС Центрального округа от 01.03.2018 по делу № А64-4578/2016)

3. Заявитель должен предоставить доказательства возможности получить удовлетворение с контрагента по неоспоренной сделке. При этом данная возможность должна была существовать хотя бы какой-то период в течение срока, установленного Законом о банкротстве для оспаривания. То есть имущество в соответствующий период не выбыло из владения контрагента, он обладал иным ликвидным имуществом или отвечал всем признакам стабильного финансового положения (не является «фирмой-однодневкой»). Так, в одном из дел кассация отдельно подчеркнула, что суд первой инстанции ошибочно указал на отсутствие доказательства того, что в случае признания сделок недействительными в конкурсную массу могли поступить какие-либо денежные средства. Суд принял во внимание, что контрагент по спорным сделкам является действующим юридическим лицом. При этом ранее на основании решений суда контрагент вернул денежные средства по другим сделкам, признанным недействительными. (постановление АС Поволжского округа от 07.07.2016 по делу № А57-13676/2012)

В другом деле суд отклонил довод управляющего о вероятностном характере поступления денежных средств в конкурсную массу должника. Суд указал, что в рассматриваемый период контрагент по сделке являлся платежеспособным, у него имелось имущество и денежные средства в размере, достаточном для удовлетворения требования должника в случае своевременного обращения управляющего в суд с заявлением об оспаривании сделок. (постановление АС Северо-Западного округа от 06.06.2018 по делу № А13-10852/2013)

[1] См. Колесникова С.Г. Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего за убытки, причиненные неисполнением (ненадлежащим исполнением) возложенных на него обязанностей. «Арбитражные споры», 2018, № 1.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: